Счетчик посещаемости

«Шестьдесят вёрст в час – страшно подумать!»

Первая российская железная дорога общего пользования связала Санкт – Петербург с Царским Селом. Она заработала 30 октября (11 ноября) 1837 года. Её считали увеселительной, придворной… Но для тогдашней России это было техническое чудо. И – поле для технических экспериментов, для испытания новой техники.
Та дорога охватила меньше 30 километров. По нынешним временам – несерьёзная цифра. Но в 1837-м это и по европейским меркам была вполне серьёзная магистраль – шестая в мире на тот момент.
Несколько лет эта дорога оставалась единственной российской чугунной.
Локомотивы (их закупали в Англии и Бельгии) носили горделивые имена: «Слон», «Проворный», «Стрела»…
Наше железнодорожное дело ещё долго отставало от мировых лидеров – США, Великобритании, Германии. Зато русские железнодорожники первыми в мире научились эффективно бороться с сильными снежными заносами, хотя скептики считали, что северная зима и железнодорожное сообщение несовместимы.
Наконец, в 1851 году заработала Петербурго – Московская (так она называлась сначала) магистраль, ставшая первой казённой двухпутной железной дорогой в Российской империи. Её протяжённость составила 645 км (604 версты). В 1855 году дорога получила наименование Николаевской.
Когда дорога была почти готова. Пушкин не мог скрыть восхищения: «Теперь, когда Герстнер заканчивает свою чугунную дорогу между столицей и Царским Селом, всем нам нужно понять и усвоить великое изобретение, которому принадлежит будущее». Замечательные слова!
Увы, до открытия дороги, до первого парохода (так в те времена называли паровозы) поэт не дожил. Так и не удалось ему прокатиться на поезде по рельсам – хотя бы с помощью конной тяги.

Арсений Замостьянов, заместитель главного редактора журнала «Историк».
Литературная газета № 43 (6710) от 23-29 октября 2019 г(выдержки из статьи).

Материал предоставлен жительницей поселка Сонково, Рычаговой Валентиной Ивановной